?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: религия

Ликбез для мракобесов
garry_kasparov

Сейчас, перед объявлением приговора по делу Pussy Riot, можно констатировать, что незначительный с виду перформанс панк-группы в ХХС стал самым мощным политическим демаршем в путинской России. Топорная реакция Кремля, несомненно, вызвана дерзким покушением на сакральные символы абсолютистской власти. Объединенные гэбэшным родством путинская опричнина и верхушка РПЦ всегда исповедовали веру в то, что любое инакомыслие надо давить в зародыше самыми жестоким образом.

Для демонстрации всенародного одобрения погрязшая в коррупции власть и беззастенчиво нарушающая евангельские заветы РПЦ провели широкую мобилизацию российских граждан, страдающих, по меткому выражению одного из блогеров, "православием левого полушария". Перефразируя классика, религиозный вопрос испортил даже в общем-то неплохих людей (хотя Главный Смотритель за чистотой российской духовности оказался силен и в решении классического квартирного вопроса). Важным идеологическим аргументом наших доморощенных защитников исконно-посконных ценностей, квасных радетелей веры, оправдывающих инквизиторский процесс над Pussy Riot, является, как ни странно, ссылка на суровость и политизированность религиозных институтов и в других странах.

Что ж, попробуем разобраться, как взаимодействуют религия и политика в современном мире. Начнем с Соединенных Штатов Америки, на которые в последнее время, принимая драконовские законы, любит кивать высокое российское начальство.

Америка, безусловно, глубоко религиозная страна, причем эта религиозность имеет давние исторические корни, не в пример новоявленному православному рвению, охватившему заметную часть российского общества. В американской анкете переписи населения нет вопроса о религиозной принадлежности гражданина, поэтому данные о численности конфессий приблизительны. Но социологические опросы дают достаточно адекватную картину религиозных предпочтений американцев: 78-79% из них являются христианами, в том числе 52-53 % – протестанты, 23-24% – католики, около 2% – мормоны и примерно 1,5% – другие христианские конфессии, включая православную.

Уровень религиозности в стране лучше всего отражает еженедельная среднестатистическая посещаемость церкви – 41,6%, от 63% в традиционном оплоте южных консерваторов штате Миссисипи – до 23% в либерально-секулярном Вермонте на северо-востоке страны.

Такой демографический расклад в обществе делает церковных проповедников весьма влиятельными игроками на политическом поле. Но американская конституция в принципе не допускает преференций для какой-нибудь отдельно взятой религии. Поэтому выражение политических пристрастий в церкви не является чем-то необычным и проходит во вполне цивилизованных формах. В одном приходе могут превозносить республиканцев, в соседнем – столь же горячо агитировать за демократов.

Хотя в целом неудивительно, что большинство американских религиозных организаций стоит на консервативных позициях. И тем не менее даже при таком уровне политизации многих христианских общин вопрос принадлежности к религиозной конфессии практически никак не влияет на предпочтения среднестатистического избирателя. В двух парах республиканцев и демократов, ведущих борьбу на президентских выборах этого года, только один протестант – Барак Обама. При том, что многим в Америке его протестантские корни представляются весьма сомнительными. Митт Ромни, как известно, мормон, а Джо Байден и Пол Райан – католики. То есть впервые в истории президентских выборов в них не участвует представитель белых англосаксов-протестантов, предки которых четыре столетия назад заложили основы американского общества.

Верховный суд США, в отличие от зорькинской конторы "чего изволите?", является высшим судебным органом своей страны, решение которого по любому вопросу обязательно к исполнению. Напомню, что в 2000 году голосованием девяти судей Верхового суда был решен вопрос о судьбе президентских выборов в США. И сколько же протестантов на сегодняшний день в этом высшем судебном органе, стоящем на страже американской законности? Ответ ошеломляет: ни одного! Шесть католиков и три иудея. И почему-то никто из американцев не считает это покушением на традиционные ценности.

Но в особый раж представители российских "шипящих пресмыкающихся" впадают, когда пытаются представить, какими карами могла бы обернуться акция Pussy Riot в синагоге или мечети.

Однако в разбросанных по всему миру синагогах не встретишь политического единомыслия, а в самом Израиле невозможно представить себе главного раввина, публично выступающего в поддержку какой-либо политической силы. В отличие от главного раввина или главного муфтия России, исполняющих роль вторых скрипок в гундяевском оркестре.

В исламском мире, напротив, религия давно уже стала доминирующим политическим фактором. Практически повсеместно имамы и муллы определяют умонастроения своей паствы, а в некоторых странах даже держат в своих руках главные рычаги государственной власти. Борьба за влияние между представителями различных течений в исламе нередко принимает самые радикальные формы. И мечеть перестала быть только священным молельным домом, превратившись в арену политической борьбы, где правоверные в религиозном исступлении периодически сводят счеты друг с другом.

Тамошние Pussy Riot, выбирающие мечеть местом для выражения своего политического протеста, обычно безымянны. И после их громких акций никто из присутствовавших уже не подает исков о нанесении морального ущерба. Потому что под своими хиджабами они проносят в мечеть не микрофоны и музыкальные инструменты, а пояса шахидов, начиненные взрывчаткой…


Шабаш фарисеев
garry_kasparov

Стремительно разрастающийся скандал вокруг панк-молебна группы Pussy Riot в храме Христа Спасителя вносит в политическую повестку вопрос о состоянии дел в РПЦ, который широкая общественность долгое время старательно обходила стороной. Все громче раздаются голоса, требующие придать огласке факты многолетнего сотрудничества гражданина Гундяева и его ближайшего окружения с конторой, давшей путевку в жизнь будущему национальному лидеру. Проблема уже не только в ставшей притчей во языцех коммерциализации церковных институтов, но и в фактическом превращении РПЦ в важнейшее звено идеологической вертикали власти.

Высшие церковные иерархи, нагулявшие административный и финансовый вес в ельцинскую эпоху, при Путине окончательно трансформировались в могущественную олигархическую клику, которая напрямую связывает свое благополучие с действующей моделью управления страной. Открытое выступление патриарха Кирилла в поддержку Путина лишило РПЦ остатков нейтралитета, сделав ее непосредственным участником политического процесса.

Безжалостное преследование группы Pussy Riot наверняка показалось как кремлевским, так и церковным пропагандистам той самой маленькой победоносной войной, которая обычно развязывается для сокрытия собственных больших преступлений. Участницы стилизованного молебна на солее ХХС внезапно стали главным объектом ненависти безликой путиноидной массы, накаченной за время недавней кампании низкопробным идеологическим дурманом.

Публичное выражение «правильной государственной» позиции по этому вопросу стало сегодня лучшим способом демонстрации лояльности режиму. Вслед за главным пропагандистским рупором РПЦ протоиереем Чаплиным и профессиональными погромщиками от идеологии Прохановым и Шевченко в хор возмущенных голосов влились мнящие себя «государевыми людьми» верховные муфтии и раввины.

Свою лепту в кампанию травли внес и «Левада-центр», в последнее время выдающий на-гора социологические опросы, удивительным образом совпадающие с результатами, фиксируемыми в чуровском ведомстве. 46% от числа опрошенных, согласных с максимальным семилетним сроком заключения для участниц скандальной акции, должны, видимо, символизировать народную поддержку готовящейся судебной расправе. За кадром, правда, остается тот факт, что только 4% опрошенных внимательно следят за деталями этого дела, а 30% знают о нем понаслышке. Поэтому интересно было бы узнать точку зрения 4% или по крайней мере 34% опрошенных, имеющих представление о сути задаваемого вопроса.

Выдержав долгую театральную паузу, сказал, наконец, свое веское слово Патриарх, разглядевший в несанкционированной молитве в пустом ХХС происки самого дьявола, стремящегося опорочить все известные добродетели рода человеческого.

«Такие понятия «как любовь, патриотизм, честность, жертвенность, чистота телесная и душевная, самоограничение», подчас непонятны людям, кто «живет в другой системе, где все перечисленное не является никакой ценностью». По мнению патриарха это происходит потому, что «дьявол проникает внутрь человека, воздействуя на человеческие инстинкты, снимая всякие нравственные табу».

А теперь на мгновение представим, что вместо обращенной к Богородице молитве «Богородица-Дева, Путина прогони» Pussy Riot пропели бы осанну вождю: «Боже, Путина храни. Сильный, державный, царствуй». Интересно, как бы повели себя в этом случае истовые хранители чистоты православной веры и моральных устоев российского общества. Также требовали бы самого сурового наказания кощунниц? Или же, мягко пожурив негодниц, начали бы с придыханием обсуждать современные формы народного творчества, использованные для выражения любви к верховной власти.

Поэтому давайте не будем морочить себе голову. Жестокость власти, спустившей с поводка пропагандистскую свору, связана совсем не с формой выражения, а с содержанием акции Pussy Riot. Схожая ситуация стала апофеозом евангельского сюжета, изложенного великим русским писателем в собственной авторской интерпретации:

«Так, померещилось ему, что голова арестанта уплыла куда-то, а вместо нее появилась другая. На этой плешивой голове сидел редкозубый золотой венец; на лбу была круглая язва, разъедающая кожу и смазанная мазью; запавший беззубый рот с отвисшей нижней капризною губой. Пилату показалось, что исчезли розовые колонны балкона и кровли Ершалаима вдали, внизу за садом, и все утонуло вокруг в густейшей зелени Капрейских садов. И со слухом совершилось что-то странное, как будто вдали проиграли негромко и грозно трубы и очень явственно послышался носовой голос, надменно тянущий слова: «Закон об оскорблении величества...»

Что же касается происков дьявола, то об этом довольно подробно рассказано в Книге, которая является основополагающим документом для любой христианской церкви. Но, судя по всему, предстоятель РПЦ и его присные относятся к этому Слову так же, как Путин с подельниками к действующей российской Конституции.

«И неудивительно: потому что сам сатана принимает вид Ангела света, а потому не великое дело, если и служители его принимают вид служителей правды; но конец их будет по делам их». [2Кор.11:14-15]


Откровение Патриарха Кирилла
garry_kasparov

Купола в России кроют чистым золотом -
Чтобы чаще Господь замечал.


Владимир Высоцкий. Купола

Несмотря на постоянные утверждения Путина и его челяди, что выборы 4 марта неизбежно завершатся в первом туре голосования, у Кремля, судя по всему, появились сомнения в безграничных возможностях чуровского волшебства. Поэтому было решено поддержать земную магию божественным откровением. Руководители так называемых традиционных конфессий, естественно, не заставили себя долго ждать и, явившись по первому зову в царские палаты, не поскупились на славословие в адрес всемогущего кесаря. В слаженном хоре представителей различных ипостасей всевышнего солировал глава РПЦ Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

Он давно известен как блестящий проповедник и мастер владения словом (можно вспомнить передачу «Слово пастыря»), но грубая лесть при любых способностях к импровизации неизбежно превращается в плагиат. Вот, например, эта фраза: «Я совершенно открыто должен сказать как Патриарх, который призван говорить правду, не обращая внимания ни на политическую конъюнктуру, ни на пропагандистские акценты, о том, что огромную роль в исправлении этой кривизны нашей истории сыграли лично Вы, Владимир Владимирович», — по своей стилистике почти полностью копирует смелую до безрассудности реплику первого министра из шварцевской сказки «Голый король»:

«Первый министр. Ваше величество! Вы знаете, что я старик честный, старик прямой. Я прямо говорю правду в глаза, даже если она неприятна. Я ведь стоял тут все время, видел, как вы, откровенно говоря, просыпаетесь, слышал, как вы, грубо говоря, смеетесь, и так далее. Позвольте вам сказать прямо, ваше величество...
Король. Говори. Ты знаешь, что я на тебя никогда не сержусь.
Первый министр. Позвольте мне сказать вам прямо, грубо, по-стариковски: вы великий человек, государь!»


Но если подобные фразы можно квалифицировать как лицедейство, которым часто грешили церковные иерархи перед лицом сильных мира сего, то прозвучавшие в речи Кирилла крайне жесткие политические оценки нашей недавней истории явно выбиваются из формата традиционных отношений церкви и государства:

«1990-е годы вошли в историю под совершенно ясным, как теперь говорят, брендом – «лихие годы». А что произошло в эти «лихие годы»? Ну, в первую очередь, конечно, это полный идейный хаос, это разрушение всяких идеологических парадигм, что, с одной стороны, может быть, было и хорошо, учитывая доминанту идеологическую, которая присутствовала в жизни народа, но, с другой стороны, это таким образом раскрепостило, в том числе, инстинктивное начало людей, что идейный хаос стал сметать все. И грабеж государства, общества, разрушение экономики, политики, разрушение страны...

Я хотел бы сказать, что то, через что страна прошла в 1990-е годы, сопоставимо с другими, самыми значительными катаклизмами в истории нашей страны, со Смутой XVII века, с наполеоновским нашествием, с гитлеровской агрессией и с Гражданской войной, потому что всякий раз стоял вопрос: быть или не быть самой стране, быть или не быть народу. А если сравнивать разрушения и ущерб, который был причинен народу и экономике в течение этих 1990-х годов, то ясно, нужно подчеркнуть, что все это сопоставимо с потерями в Великой Отечественной войне».

Значит грабеж государства, общества, разрушение экономики — и как в этих категориях оценивать предоставленное РПЦ право в те лихие годы беспошлинно ввозить в Россию табачные и алкогольные изделия?

Очевидно, что обличительный пафос Патриарха вольно или невольно является уничижительной критикой в адрес Бориса Ельцина. И здесь хотелось бы поинтересоваться, когда РПЦ пересмотрела свое отношение к деятельности первого президента России, которому в 2006 году к 75-летию был вручен церковный орден Святого благоверного великого князя Димитрия Донского первой степени. По статусу этого ордена, учрежденного в 2004 году Священным Синодом, им награждаются защитники Отечества. Вручая награду, Патриарх Алексий II подчеркнул, что именно в бытность Бориса Ельцина главой государства «началось повсеместное духовное возрождение России, позволившее консолидировать общество и сохранить страну».

Насколько мне известно, митрополит Кирилл, бывший тогда уже де-факто преемником болеющего Патриарха Алексея II, ни словом не обмолвился о необоснованности присуждения Борису Ельцину столь высокой церковной награды.

И еще. Мне давно хотелось спросить, почему купола храма Христа Спасителя, построенного совсем недавно, покрылись подозрительным темным налетом, в то время как маковки старинных православных церквей продолжают переливаться на солнце золотыми отблесками? Уж не потому ли, что неизвестные вредители в лихую годину подменяли сусальное золото нитридом титана?