?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Стратегия и тактика
garry_kasparov
В моей предыдущей записи были подняты вопросы, вызвавшие довольно оживленное обсуждение. Речь, по большому счету, идет о тех же фундаментальных проблемах, которые не удалось решить Февралю 1917 - форма государственного устройства России, ответственность старой власти, вопрос земли и собственности, национально-территориальное устройство страны.

Сегодня, выстраивая концепцию переходного периода можно исходить либо из приоритета стратегических долгосрочных интересов, либо искать наиболее практичные тактические решения. Большинству моих собеседников тактические решения кажутся самыми реалистичными. Действительно, проще проводить выборы в ГосДуму по закону 2003 года, чем ввязываться в труднопрогнозируемую историю с Учредительным Собранием. В принципе, идеально было бы сохранить действующую Конституцию, очищенную от эксцессов путинского правления.

Вопрос, а не являются ли "путинские эксцессы" неизбежным следствием Конституции, предоставляющей по существу неограниченные полномочия Президенту? Кроме того принятие Конституции в 1993 году было, как мы все помним, совсем не результатом общественного консенсуса. Соответственно, легитимность этого основополагающего документа для многих россииян остается, по крайней мере, спорной.

Тема национализации неизбежно будет в центре любой открытой избирательной кампании, поэтому хочется представлять себе границы возможных действий переходного правительства.

Люстрация ( кстати, не надо путать ее с запретами на профессию!) - способ очищения госаппарата от наиболее одиозной его части. Также очевидно, что наиболее одиозной частью дело не ограничится...

Национально-территориальное деление лучше, конечно, не трогать, только, сначала надо выяснить, что означает сегодняшнее статус-кво. Действует ли Конституция России в Чечне или Дагестане? Как насчет ползучей китайской экспансии на Дальнем Востоке и Восточной Сибири?

Высказанные соображения являются всего лишь рассуждениями вслух. Соотношения стратегического планирования и конкретных тактических мер - самая сложная часть процесса принятия решений.

Инстиктивно, мне все-таки кажется. что на очередной исторической развилке нам было бы лучше озаботиться строительством прочного фундамента для нового дома, нежели экономичными попытками подлатать старое здание.

"Национально-территориальное деление лучше, конечно, не трогать"

А почему? Как и конституция 1993 - это - не вещь в себе, а плод большевистских манипуляций, несколько подправленный Ельциным, Хасбулатовым и пр. Мне кажется, это тоже стоит "потрогать", и весьма серьезно.

Россия - Федерация Республик

http://zhurnal.lib.ru/f/fatenko_j_p/yurfat.shtml

в бытность создания Республиканской партии России вопрос об унификации (выравнивании)статусов субъектов Федерации в дискуссинном порядке обсуждался.

то, что мы сегодня имеем в организационном строении "Федерации" не наследие ельцинского периода, но советсткого.

Действие нашей Конституции на Дубаи не распространяется...

Как понимаю, конституция это то не многое к чему мы сейчас апеллируем и то что защищаем.
К тому же после разгона большевиками ВУС в январе 1918 года референдум 12декабря 1993 года восстанавливал легитимность гос устройства в России.
Так что вполне хватит очистки от эксцессов и люстрации с непродолжительным переходным периодом.
Иван Ильин ещё хорошо про это писал.
Путин его любит цитировать да перевирает только часто.

Мне кажется, что Вы совершенно правы. Без учредительных действий новая конструкция не будет прочной. Вначале фундамент.
Тактически такая позиция, тоже, разумна. Если Солидарность - это общественное движение, которое ставит своей целью не прийти к власти, а подготовить созыв учредительного собрания, теряют смысл внутренние распри и дележ кресел. Все временные.

Организация, которая не хочет прийти к власти - не имеет вообще никаких перспектив.

Я плохо знаком с Российскими реалиями, но в некоторых известных мне демократических странах, в Израиле например, основной силой, сдерживающей произвол исполнительной и законодательной власти, является сильный и независимый верховный суд (в России он называется конституционный суд, если не ошибаюсь).
Собственно, защита граждан от произвола властей является его основной функцией, с которой, по крайней мере в Израиле, он вполне успешно справляется. Я полагаю, что это основной фактор, который позволил сохранить государство Израиль, как демократическое не смотря на формальное отсутствие конституции, которую тут заменяет список так называемых "основных законов", принятых на заре создания государства.
В добавок в Израиле существует достаточно уникальная по полномочаям юридическая должность, называемая "Юридический советник правительства" (некий сдвинутый вариант Attorney General), который правительству не подчиняется, и вполне успешно отфильтровывает большую часть законов нарушающих права человека и прочие "основные законы". Понятно вопрос границы полномочий очень не прост, но в Израиле достигнут некий концензус, может с небольшим перекосом в пользу судебной власти, которая может чуть ли не полностью парализовать правительства, если решит, что те делают что-то совершенно плохое.


частности и целое

зависимость суда, опосредованная волей Президента, в частности:
Статья 128

1. Судьи Конституционного Суда Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации, Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации назначаются Советом Федерации по представлению Президента Российской Федерации.

2. Судьи других федеральных судов назначаются Президентом Российской Федерации в порядке, установленном федеральным законом.

составляющая зависимости других ветвей власти от воли Президента. Не разрешим эту проблему в целом, не решим её и в частностях.


Люстрация для России необходима как воздух.
Только после люстрации можно говорить, что мы окончательно покончили с советским прошлым.

Если отлюстрировать всех бывших членов КПСС, то Гарри Кимовичу, который несколько лет состоял в этой преступной, по мнению некоторых организации, тоже ничего не светит в той другой России, которая возникнет после того, как власть вывалится из дрожащих от страха рук демарализованных кризисом нынешних элит.

(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
Мне кажется, что строительство реально демократического государства должно начинаться принятием на всенародном референдуме новой Конституции. Бессмысленно вносить какие-либо изменения в авторитарную Конституцию 1993-го года.

"над системой" - демонтировать; отстроить "в системе"

авторитарный характер Конституции определяется положением "Президент"-а в системе органов власти. В частности - "над системой". Если институт "Президент"-ства ввести в систему исполнительной власти, внеся соответствующие поправки в ряд статей Конституции, всё станет на свои места.
http://yurfat.livejournal.com/2687.html

Хочется отметить несколько моментов:
1. «Время перемен» это будут очень проблемные и голодные годы. Скорее всего, «временной администрации» придется решать вопросы совершенно иного характера: где взять хлеба, где взять денег, как не допустить территориального распада и т.д. До строительства ли фундамента в такой обстановке…
2. Решения, принимаемые в пылу революционного угара, будут впоследствии носить не очень легитимный характер. Мол, «по пьяни наворотили»…
3. Определенное время должно пройти, чтобы гражданское сознание стало, действительно, свободным, ответственным, структурированным иначе это будут решения толпы…
Поэтому, считаю, не стоит чрезмерно нагружать повестку дня переходного периода. Если что-то можно отложить – лучше отложить. Нужно определить вопросы, которые потом решить будет невозможно. Это вопросы собственности, люстрации. И главное – наведение элементарного ПРАВОПОРЯДКА. Нельзя допускать хаоса, ни бытового, ни экономического, ни административного, ни политического. Это важно и как чрезвычайная мера и как первый шаг на долгом пути построения правового государства.

(Deleted comment)

Re: Конституция не должна быть смешна

А что там смешного?

(Deleted comment)
(Deleted comment)
"Вопрос, а не являются ли "путинские эксцессы" неизбежным следствием Конституции, предоставляющей по существу неограниченные полномочия Президенту?" -- Думаю, на этот вопрос следует ответить положительно. Но дело не только в завышенных полномочиях президента, но и в том, что они причудливым образом сочетаются с предоставлением ГД права не утверждать президентских кандидатов в премьеры. В действительности, источником антидемократического драйва 2000-х гг. было не только властолюбие путинской группы, но и ее страх перед самой возможностью антипутинского думского большинства, которое блокировало бы деятельность исполнительной власти. Причем этот страх не был беспочвенным. В отличие от "нормальной американской" президентской системы или "французской" премьерско-президентской системы, Конституция 93 оставляет возможность т.наз. веймарского сценария. Исключить этот сценарий полностью можно только авторитарными методами.

сценарий: Президент - Глава Правительства

в целом с вами согласен. всё же, полуавторитарный сценарий не исключаю
http://forum.msk.ru/material/politic/766373.html


Сегодня, выстраивая концепцию переходного периода можно исходить либо из приоритета стратегических долгосрочных интересов, либо искать наиболее практичные тактические решения. Большинству моих собеседников тактические решения кажутся самыми реалистичными.

Гарри Кимович, Вы прекрасно знаете, что if you go for the second best you always end up with the first worst.

Забавно, что поговорка "лучшее - враг хорошего" является прямо противоположной по смыслу.

Прервать преемственность произвола

Гарри, Вы знаете, что я по этому ключевому вопросу занимаю не инстинктивную, а абсолютно жесткую и выверенную позицию, сводящейся к краткой формуле "Прервать преемственность произвола". И, несмотря на многие тактические разногласия, рад, что в главном, в стратегическом мы с Вами сходимся. Да, Новую Россию мы будем строить на сверхпрочном основании!

(Deleted comment)

путинизм – ельцинское наследие

именно так, "путинские эксцессы" неизбежное следствие Конституции, инициированной Елициным.

сошлюсь на позицию Вишневского, которую я разделяю и на статью в сегодняшних Ведомостях

Вишневский: Путин - прямое продолжение Ельцина. Все началось тогда - а в путинские годы только увеличилось в масштабе. И Милов с Немцовым очень-очень не хотят это признавать, потому что это означает в том числе и их личную ответственность за случившееся (при том, что у меня прекрасные отношения и с тем, и с другим). По их мнению, в 90-е годы все было замечательно, а потом плохой Путин все испортил. Нет, нулевые годы - это логичное продолжение 90-х. Противопоставлять их - категорически неверно.
http://www.civitas.ru/opendis.php?pop=0&year=2009&code=1037

Сонин:
Идея того, что самый эффективный способ взаимодействия с регионом или городом — это назначить туда собственного кандидата, опирается на один из самых распространенных мифов о 1990-х. На миф о том, что Борис Ельцин дал регионам возможность обрести столько прав, сколько они пожелали. Конечно, нет: Ельцин, возможно, хотел видеть власть в нашей стране такой же централизованной, какой ее хотел видеть Владимир Путин. Другое дело, что у него не было возможности — из-за того, что он пришел к власти в середине грандиозного экономического коллапса. Ему приходилось управлять страной в период рекордных бюджетных дефицитов, и это требовало, в частности, умения работать со своими политическими противниками — и в Госдуме, и в регионах. Исключительное стечение обстоятельств — сочетание низкой стартовой точки и благоприятных внешнеэкономических обстоятельств (дорогой нефти и дешевого кредита) — сделало возможной другую модель управления страной. Всякий раз, когда федеральному центру что-то требовалось, недовольство региональных элит компенсировалось, по существу, дополнительными деньгами.
http://www.vedomosti.ru/newspaper/article.shtml?2009/03/30/188532


Московская централизация государственной власти происходит не от разума, а от чувства. Инстинктом самосохранения почуял московит угрозу своему личному существованию от государственной децентрализации. Личному, потому что от преступления его удерживает страх перед наказанием жестокой власти. А такой властью является только власть деспотичная, невозможная без сверхцентрализации. Центральная власть не могла проследить за всем на огромной территории империи. Местная же московская власть ждала наказов центрального правительства. Такой строй не только тормозил, но и убивал всю жизнь страны. Богатейшие земли под московской властью нищали не только потому, что московиты их грабили, но и потому, что московиты запрещали все почины местного населения, подозревая во всём коварство и предательство.

Чтобы не допустить чрезмерного сосредоточения вей власти в правительстве, создания его диктатуры, европейцы разделили власть на законодательную (парламент), исполнительную (правительство), судебную (независимый суд). Такого реального разделения никогда не существовало в Московии на всех этапах её существования, включая современный.

Существующая сегодня в Московии централизация не может не охватывать все сферы жизнедеятельности субъектов федерации, т.е. является тотальной. Руководителями отдельных регионов Московии могут быть только лица, назначение (выборы) которых согласованы с московским руководством.

«Великая московская держава, с её деспотической властью, создалась не только усилиями её правителей, но также и поддержкой всего московского народа, который инстинктивно боялся беспорядка» (Н.Лосский, «Характер русского народа»).
«Мы, московиты, в особе свого царя, видим величие и единство нашей империи» (М.Бакунин, «Письма о патриотизме»). Чтобы укрепить свою власть, Иван Грозный разыгрывал комедию, вроде бы он хочет отречься от престола. Перепуганные московиты с плачем и стенаниями умоляли своего палача «не осиротить» их. После этого Иван мог спокойно пытать их вдоволь, не опасаясь протестов.

Нечто подобное повторилось через 400 лет. Когда умер Сталин, тысячи московитов стояли на улицах круглосуточно. На лицах были большая печаль, тревога, отчаяние и слёзы. Это подтверждает московский писатель: «Смерть Сталина принесла нашей религиозно-эстетической системе непоправимую утрату, вред. И возрождение культа Ленина эту утрату не уравновесит. Ленин был слишком похож на обычного человека: маленького роста, лысый, штатский. А Сталин был загадочным, всемогущим, который видел всё и всех. Чтобы стать богом, ему одного не доставало – бессмертия. О, если бы мы были мудрее, то окружили бы его смерть чудесами. Надо было бы объявить по радио, что он не умер, а вознёсся живым на небо и оглядывает нас оттуда. Его нетленные мощи исцеляли бы паралитиков и сумасшедших. А мы, дураки, скомпрометировали «культ личности», сами взорвали саму основу силы нашей империи» (А.Синявский, «Что такое есть социалистический реализм»).
Нынешние времена могут принести изуверские методы скрепления «национального единства» – на крови. Например, профессионально проведённые взрывы жилых домов с максимальным количеством жертв, абсолютно не нужные тем, кому их приписывают, но отлично вписывающиеся в схему «единение всего народа вокруг мудрого правителя, который защитит и облагодетельствует». Или постоянные поиски внешних и внутренних врагов, мечтающих разорить Московию...

Каждое ослабление власти монарха европейцы использовали для ограничения его власти. Московиты – наоборот, созывали свои Земские Соборы во времена династических кризисов (1608, 1773, 1825, 1917) с единой целью – УКРЕПИТЬ царскую власть. Тиран Иван IV не зашатался на троне, а слабого Ивана III московиты задушили, как крысу. Пётр I душил, кого хотел, а неумелого Петра III московиты сами задушили. Деспот Николай I перевешал «мятежников», а слабого Николая II мятежники застрелили в погребе. Европейцы также казнили своих королей, но всегда после публичного суда, как англичане Карла I или французы Людовика XVI. Московиты же убивали своих правителей безо всякого суда, тайно. Примечательно: Иван III убит по приказу его тётки Елизаветы, Пётр III – по приказу супруги Екатерины, Павел I – при согласии сына Александра.

верни Крым, убогий

Ограничить царскую власть пробовали В.Голицын (1730), М.Сперанский (1815), Н.Лорис-Меликов (1881), П.Милюков (1905), А Керенский (1917). Все попытки закончились трагически для их авторов. Голицын и Сперанский были сосланы в Сибирь, Керенский и Милюков – изгнаны на чужбину. Лишь под давлением не-московских народов иногда чем-то поступались московские деспоты. После Крымской войны вспыхнуло большое крестьянское восстание в Украине – т.н. «Київська Козаччина» (до 60 тыс. участников в 9 уездах Киевской губернии в 1853-1856 гг.), и вскоре Александр II отменил крепостничество и пытался изменить правление. Напуганные его реформами московиты уничтожили царя-«освободителя». После русско-японской войны 1904-1905 гг. вспыхнули крестьянские восстания по всей Украине. Напуганный Николай II подписал конституцию, разрешил созвать парламент, разрешил урезанное местное самоуправление. От тоже был убит «благодарными» московитами.

За всю свою историю московиты никогда не восставали против власти царя-деспота. Расшевеливались лишь тогда, когда слабела царская власть. Причинами самых больших московских волнений и бунтов были кризисы династии. Восстание И.Болотникова (1611) протекало под девизом «За Димитрия», восстание Е.Пугачёва (1733) – «За Петра III», декабристов (1825) – «За Константина». То есть всё это брожение не против самодержавия, а ЗА БОЛЬШУЮ власть самодержца.

Сами «революционеры» отличались весьма оригинальными суждениями относительно своих помыслов и деяний. Декабрист А.Бестужев: «Божий перст и гнев царя мучат мою совесть. Теперь я вижу, что своими способностям я пренебрёг, вместо того, чтобы жить и умереть честно за своего царя». Декабрист Н Муравьёв: «Я всегда благодарил и благодарю Бога зато, что переворот НЕ удался, потому что это выступление вообще не было нашим московским явлением, потому что конституция вообще не является счастьем для народов, а для Московии является несомненно губительной. А день 14 декабря не почитать, но стыдиться его надобно». Анархист М.Бакунин: «Хотя я придерживаюсь демократических убеждений, но в глубине души я уважаю своего царя. Я желал, чтобы наше государство стало республикой, но без парламента. Я никогда не увлекался европейским либерализмом и конституционным строем. Наоборот, я всегда презирал их, потому что видел результаты во Франции и Германии. Я твёрдо верю, что наша империя нуждается в сильной, диктаторской власти, не ограниченной чем бы то ни было или кем бы то ни было» (H.Kohn, “Panslavism”).

Классовые лозунги Пугачёва или, скажем, Ленина были лишь демагогией для облегчения захвата власти. Пугачёву не повезло – попал на твёрдую в поступках Екатерину II. Ленину противостояли гораздо более слабые личности – Николай II и А.Керенский. Посему, захватив власть, Ленин установил такую деспотию, которая и не снилась правящей династии. А её нельзя было установить без полной поддержки московского народа. Даже вооружённая борьба протии ленинского режима была «трагическим недоразумением» его противников (по словам А.Деникина). На защиту Учредительного собрания нашлось немного добровольцев. Омское правительство Колчака не пользовалось поддержкой московского народа и прекратило существование через несколько месяцев. Активное сопротивление ленинскому режиму существовало только в не-московских (национальных) частях империи – в Украине, на Дону, на Кубани, на Северном Кавказе. Выходцы из этих краёв составляли и большинство белогвардейских частей. Побеждённые «белые»-монархисты убеждали иностранцев, что московитам чужд большевизм, что он был навязан народу кучкой международных коммунистов (в основном евреев). Но каким образом, какой силой можно было навязать 80 миллионам то, чего эти 80 миллионов не желали? Значит, желали...

За последние пятьсот лет демократический строй в московской державе существовал всего НЕСКОЛЬКО ЛЕТ (1917, 1987-1992 гг.), а крепостничества не было только 57 лет (1861-1918)