Исторический шанс
garry_kasparov

Внезапное объявление в июне досрочных выборов мэра Москвы повлекло за собой целую череду событий, которые могут в итоге кардинально изменить политическую ситуацию в России.

Кандидатом в мэры был зарегистрирован и один из лидеров несистемной оппозиции Алексей Навальный. Но 18 июля его приговорили к пяти годам лишения свободы и взяли под стражу, а на следующий день, то ли после волны протестов, то ли после таинственных звонков сверху, вдруг отпустили под подписку о невыезде до решения вышестоящего суда и вступления приговора в законную силу, позволив кандидату продолжить избирательную кампанию.

Уверен: причудливые изгибы в биографии Навального вызвали бы массу конспирологических версий и в менее подозрительной стране, нежели Россия. У нас же, базируясь на анализе ограниченного фактического материала, говорят и о расколе элит, и об антипутинском заговоре, и о некоей сложной игре властей, и о желании кремлевского назначенца Сергея Собянина стать легитимным мэром. Жарко спорят о том, явилось ли включение в предвыборную гонку Навального ударом по Собянину или, наоборот, помощью ему, и кто такой сам Навальный – кремлевский агент или честный оппозиционер...

Однако какими бы соображениями ни руководствовались кремлевские кукловоды, на мой взгляд, в этот раз они грубо просчитались. На наших глазах разворачивается подлинная драма, не прописанная в заранее подготовленном сюжете. Навальный стихийно стал тем оппозиционным кандидатом, вокруг которого стремительно начали собираться самые разные протестные группы.

Мне кажется, сейчас важно сосредоточиться на том главном, что объединяет этих разных людей. Подавляющее большинство из них страстно желают, чтобы Россия поскорее выбралась из болота коррупции, изоляционизма и мракобесия, в которое ее погрузил путинский режим, и превратилась в процветающее и цивилизованное демократическое государство.

В новой ситуации потерял смысл извечный предвыборный спор среди оппозиционеров – участвовать или бойкотировать? С осени 2011 года и вплоть до нынешней "московской саги" я решительно выступал за бойкот так называемых выборов, не желая присоединяться к театру марионеток или хору статистов, выгодно оттеняющих триумф "правильных пацанов", заранее утвержденных на главные роли закулисными режиссерами. Но 8 сентября, если власть не выкинет каких-либо сюрпризов, предстоят Выборы, и в них конечно же надо участвовать!

Ведь честные выборы – единственный способ мирной, ненасильственной смены власти. Конечно, начальство по традиции может попытаться использовать административный ресурс и устроить "чуровский" подсчет голосов. Однако вряд ли в осенней Москве 2013 года это останется без последствий. Попытка массовых подтасовок такого же типа, как и в недавнем прошлом, может привести к еще более серьезным протестам.

Кое-кто полагает, что в этом и состоит замысел власти: мол, она будет "в болотном стиле" провоцировать беспорядки, а затем выявлять и преследовать зачинщиков. А по-моему, не стоит приписывать власти столь сложные многоходовые комбинации. До сих пор она ограничивалась самыми простыми и понятными решениями. Но, думаю, ныне и эти топорные решения не дадут прежнего эффекта.

Безусловно, фигура Навального как политика довольно противоречива. Активный разбор его давних высказываний и действий – нормальная часть политического процесса, один из признаков Выборов. Разве кого-нибудь интересовали биографии тех, кто лишь имитировал борьбу, – добровольных аутсайдеров, назначенных Кремлем на роль проигравших?

Навальный же в эпицентре внимания, под шквальным огнем критических замечаний, в том числе и от либерально мыслящих людей. Общественность обсуждает его участие в русских маршах, отношение к российско-грузинской войне 2008 года и задает ему жесткие вопросы, на которые он не всегда дает удовлетворительные ответы. Что, впрочем, неудивительно для человека, так быстро вошедшего в "плотные слои атмосферы", да еще прямо из тюремной камеры. Не будем забывать, что пока никто не отменял приговора и других судебных дел, висящих над ним и его семьей.

Мне тоже не нравятся некоторые из его ответов. А наши взгляды на российско-грузинскую войну и вовсе диаметрально противоположны. С моей точки зрения, это была заранее спланированная агрессия со стороны России (тут я полностью согласен с детальным анализом Андрея Илларионова), ставшая одним из преступлений путинского режима.

Но важны ли эти расхождения сейчас, на московских выборах? На мой взгляд, нет. Ибо при данном режиме споры о будущем Кавказа – в частности, Южной Осетии и Абхазии – беспредметны. Эти вопросы войдут в серьезную политическую повестку дня лишь после смены федеральной власти и изменения общей ситуации в стране, когда у людей, имеющих точку зрения, отличную от позиции Навального, появится возможность не просто обсуждать наболевшие проблемы между собой, но и влиять на принятие ключевых решений. Российско-грузинская война, как и война чеченская, является неотъемлемой частью путинского мифа, и этот миф может уйти только вместе с Путиным.

Поддерживая Навального, я даже не хочу повторять разумную аргументацию Дмитрия Быкова, Марии Бароновой и других, утверждающих, что сейчас он является лучшим шансом на перемены. В том числе и на освобождение всех политзаключенных, от Ходорковского до узников Болотной, назначенных врагами режима. Жалкий лепет Верховного суда по “делу ЮКОСа” — еще одно наглядное подтверждение того, что при сохранении путинской вертикали власти политзаключенным рассчитывать больше не на что.

Важно еще и то, что успех Навального на выборах разрушит выстроенную при Путине убогую политическую систему симулякров. Конечно, всяческие "обманки" практиковались еще с середины 90-х, однако до совершенства эта система была доведена именно в 2000-е годы. Все движения, мало-мальски угрожавшие существованию режима, выдавливались на обочину, в так называемую несистемную оппозицию, а в системной оставались только те, кто был готов участвовать в имитационном процессе, не покушаясь на властные полномочия, кто избрал своим жизненным кредо олимпийский лозунг: "Главное – не победа, а участие".

Отсюда – полная стагнация политической жизни. Даже в плотной обойме "Единой России" обновлений было больше, чем в так называемых оппозиционных партиях. Страшно подумать, как давно уже в политике Зюганов, Жириновский и Явлинский, по-прежнему являющиеся символами-симулякрами различных идеологических направлений. Очевидно, что действующие лица этой нескончаемой пьесы меньше всего заинтересованы в реальных переменах.

По иронии судьбы, как раз Навальный давал им шанс заявить о себе на думских выборах в декабре 2011 года, призывая избирателей голосовать за любую партию, кроме "Единой России". Но ложные оппозиционеры позорно уклонились от союза с набравшим размах протестным движением, соблазнившись привычной кремлевской похлебкой.

И сегодня Навальный – наверное, в этом есть некая историческая справедливость – призван похоронить миф о системной оппозиции. Эти "партии" существуют лишь по указке Кремля и для того, чтобы пускать людям пыль в глаза. Более чем очевидно: если бы молодая поросль "левых" и националистов могла активно участвовать в политическом процессе, то все давно бы уже забыли о Зюганове и Жириновском, а при уведомительной регистрации партий перезревшее "Яблоко" давно бы стало историческим анахронизмом.

Лучшим тому подтверждением станет результат Навального на выборах мэра Москвы, который, я думаю, превзойдет суммарный процент всех псевдооппозиционных кандидатов.

К сожалению, потери насиженных мест боятся не только старожилы политического театра, но и вроде бы оппозиционные журналисты из малочисленных относительно свободных средств массовой информации. Наличие таких небольших заповедников-загонов свободы слова существенно облегчает власти контроль над политическим процессом.

Например, "Новая газета" и "Московский комсомолец" после старта предвыборной кампании ограничились парой-тройкой комплиментарных статей, рассказывающих о заслугах Сергея Собянина и о том, как он готовится к выборам. И никакой критики, никаких острых вопросов! О других столичных газетах нечего и говорить – это вотчина мэрии.

Меня поразило откровение заместителя главного редактора "МК" Айдера Муждабаева, который смело задал "пять прямых вопросов кандидату на пост мэра Москвы Алексею Навальному" и затем поведал: "К остальным кандидатам в мэры вопросов у меня не имеется". Позвольте, если вы считаете себя журналистом, то у вас должны быть вопросы к действующему мэру! Почему бы "МК", вместо того чтобы посвящать колонки своих "золотых перьев" безответным письмам президенту, не устроить прямой нелицеприятный разговор с мэром города, название которого гордо красуется в титуле газеты?

Характерен и свежий блог Муждабаева "Как нам обустроить концлагерь", гневно обличающий московскую новинку-2013 нацистского толка – палаточные лагеря для вьетнамцев. Автор обращается напрямую к Путину, попутно клеймя неких "антиузбекских оппозиционеров". И опять ни слова о Собянине!

Печально, что журналисты не в состоянии задать животрепещущие вопросы мэру огромного мегаполиса, находящемуся у власти вот уже почти три года. Если, на их взгляд, московский мэр не имеет отношения к проблемам мигрантов, к участившимся поломкам метро, к незаконному строительству и т.д., то они могли хотя бы поинтересоваться мнением Собянина о событиях 6 мая 2012 года на Болотной пощади и печально известном "болотном процессе". Все-таки должность мэра столицы – не чисто хозяйственная.

Стоит ли напоминать, что политическая журналистика – это прежде всего обязанность поднимать общественно значимые вопросы. Для этого и существуют газеты. Не отвечает Собянин? Публикуйте расследования, повторяйте вопросы каждый день!

Напомню также главным редакторам "МК" и "Новой газеты", что честные выборы – это когда все кандидаты отвечают за свои действия. Ваши издания, на мой взгляд, просто обязаны задавать неудобные вопросы действующему московскому градоначальнику. Недаром же в демократическом обществе прессу именуют четвертой властью…

Затяжное "молчание ягнят" – яркое свидетельство зависимости журналистского цеха, его встроенности в сложившуюся уродливую систему координат.

Профессиональнее поступил главный редактор радиостанции "Эхо Москвы", предложив свою площадку всем кандидатам в мэры для проведения предвыборных дебатов в прямом эфире. Навальный уже принял это предложение, Собянин же, судя по всему, ни в каких дебатах участвовать не собирается.

Но не пора ли пригласить Собянина на традиционное интервью в студию "Эха Москвы"? И наконец поговорить об итогах его деятельности на посту мэра и о жгучих московских проблемах (а не о сборе подписей и муниципальном фильтре, как это было 27 июня). Мне кажется, если уж не журналисты, то обычные жители столицы могли бы спросить у путинского кандидата о многом, тем более что у "Эха Москвы" очень хорошо отточена практика задавания неудобных вопросов. Непонятно, почему кандидат Собянин до сих пор находится "вне зоны поражения".

В конце концов честный процесс выборов – это не разбор личного персонального дела Навального, это просвечивание под журналистским микроскопом всех кандидатов. В данном случае основных кандидатов два. Поэтому будьте добры – просветите под микроскопом (или хотя бы под обычной лампочкой!) и Собянина, и остальных, чье участие в выборах создает некоторое дополнительное напряжение и увеличивает вероятность второго тура.

Конечно, хотелось бы более идеального перехода от тоталитаризма к демократии. Но после того, как страна упустила хорошие возможности в начале 90-х годов и плавно скатилась по ельцинским рельсам в путинщину, переход не может быть простым и безболезненным. Не спорю, Навальный как политик несет с собой неопределенность – быть может, даже пугающую. Однако любая неопределенность лучше кладбищенского покоя, воцарившегося в стране при Путине. А дальше, надеюсь, наше будущее будет зависеть от нас самих.

Согласен с мнением, что сегодня, в отличие, скажем, от эпохи раннего Ельцина, не время супергероев. Благодаря интернету мы можем быстро узнать о жизни и взглядах каждого политика очень многое. И ясно, что в случае удачи Навального на выборах число вопросов и требований к нему резко возрастет. Но это будет уже следующая, новая глава истории.

Чтобы не потерять шанс открыть эту главу, надо сначала проголосовать за Навального. Проголосовать, отчетливо понимая, что его успех отнюдь не гарантия всеобщего хеппи-энда, а лишь надежда на лучшее будущее нашей многострадальной Родины. Надежда на то, что нашим детям посчастливится изучать настоящую историю России, а не зубрить чекистские постулаты по единому путинскому "учебнику истории".


Разворот Венедиктова
garry_kasparov
В своей недавней программе "Перехват" главный редактор радиостанции "Эхо Москвы" Алексей Венедиктов рассуждал о предстоящих выборах мэра Москвы и перспективах главного претендента на победу Сергея Собянина. Приведенные Алексеем Алексеевичем статистические данные указывали на "очень высокие стартовые позиции" действующего мэра, что вкупе с высоким личным и политическим потенциалом ("Сергей Семенович Собянин — один из очень умных, опытных и осторожных наших политиков") прямо давало понять радиослушателям, что интриги на предстоящих выборах, в общем-то, уже нет.

Я давно всерьез не дискутирую по вопросу: "Есть ли в России выборы?" Прошедшие в декабре 2011 и марте 2012 годов "выборы", на мой взгляд, поставили жирную точку в этом споре и зафиксировали фактическое исчезновение института свободных выборов в нашей стране. Да и господин Венедиктов не хуже меня знает о том, что понятие "выборы" включает в себя целый ряд факторов, где, наряду с отсутствием нарушений непосредственно в день голосования, не меньшее значение имеют равные возможности для кандидатов как на этапе регистрации, так и во время избирательной кампании.

Думаю, понимает главный редактор заслуженной радиостанции и то, что "муниципальный фильтр" оставит за пределом участников выборной гонки многих претендентов, включая, с высокой долей вероятности, главного кандидата от оппозиции Алексея Навального. Несмотря на эти "мелочи", Алексей Алексеевич всерьез рассуждает о нелегком выборе Собянина: "Он прекрасно понимает, на мой взгляд — это моя конструкция, — что очень важно, чтобы его Москва приняла, чтобы выборы были максимально чистые".

Содержательно тут и комментировать больше нечего, однако мое внимание привлекло возникшее у меня впечатление, что я уже слышал в исполнении ААВ-старшего точно такой же текст. Абсолютно такой же, не только по смыслу, но и с идентичными речевыми оборотами. Недолгий поиск позволил обнаружить тот факт, что господин Венедиктов действительно произносил подобные вещи, например, в январе 2012 года, когда отметил заинтересованность в честных выборах другого политического деятеля — Владимира Путина: "У меня осталось такое впечатление: ему нужны выборы, которые будут признаны легитимными всем российским населением, а путь к этому лежит через процедуры и диалог".

Мы прекрасно помним, насколько легитимными были "выборы" 2012 года, нет никаких оснований предполагать, что предстоящая 8 сентября сего года процедура будет существенно от них отличаться. Может быть, хватит искать легитимность там, где ее нет и никогда не было.

Герой нашего времени
garry_kasparov
К 50-летию Михаила Ходорковского

Жизнь этого необыкновенного человека расколота на две совершенно разные части – до октября 2003 года и после.

Трудовая биография Михаила Ходорковского типична для многих российских олигархов, начинавших в перестройку: комсомольская карьера, Центр научно-технического творчества молодежи, коммерческий банк «Менатеп», а в 90-е годы — тесные связи с властью, приватизация, пакеты акций крупных промышленных предприятий и, наконец, покупка на залоговом аукционе государственной нефтяной компании «ЮКОС».

Это была рискованная затея: «ЮКОС» имел немереные долги, постоянно падающую добычу и устаревшее оборудование, а рабочим уже полгода не выплачивали заработную плату… Ходорковский полностью переключился на нефтяную компанию и за шесть лет, превратив «ЮКОС» из убыточного предприятия в лидера мирового энергетического рынка, совершил стремительный рывок наверх, в список «Форбса», и стал в начале XXI века самым богатым российским миллиардером.

Складывалось впечатление, что все наши олигархи примерно на одно лицо: все они на подхвате у власти, играют по ее правилам, целиком зависят от ее воли и сами по себе не существуют. А оказалось — нет! Нашелся среди них человек, решивший создать нечто новое — не воровское, а дееспособное и цивилизованное.

Пройдя первый этап накопления капитала, Ходорковский задался целью построить независимый бизнес. Этим он напоминает великого Джона Рокфеллера. Михаил Борисович мыслил его категориями: конечно, у него тоже приоритетным был мотив зарабатывать, чтобы стать богатым и влиятельным, но при этом он тоже хотел непременно сделать что-то важное и для людей, и для страны.

Уже почти двадцать лет существует созданный Ходорковским подмосковный лицей-интернат «Кораллово», давший путевку в жизнь сотням воспитанников из десятков российских регионов. Уникален по своему масштабу и замыслу благотворительный фонд «Открытая Россия», учрежденный под председательством Ходорковского в 2001 году для просветительской, образовательной и правозащитной деятельности, призванный ускорить формирование в стране демократических институтов и гражданского общества (но придушенный властью в 2006-м).

Он всегда и всё отлично рассчитывал. Однако в 2003 году допустил единственный в своей жизни грубый просчет: он был уверен, что власть не посмеет его тронуть. Трудно было предвидеть столь жестокую расправу — штурм личного самолета спецназом ФСБ, арест или вынужденную эмиграцию многих ведущих сотрудников компании, полный разгром и экспроприацию «ЮКОСа». Не думал он, что его дружно, без шума и пыли сдаст бизнес-элита. Со временем стало очевидно, что независимость Ходорковского представляла угрозу не только для Кремля, но и для прикормленных олигархов, паразитирующих на природных ресурсах России. Она угрожала сложившейся системе: Ходорковский пошел против интересов всего правящего класса.

Но именно с этого просчета у него началась вторая жизнь, требующая огромного мужества, полная невероятных испытаний и лишений. Десять лет в заключении показали, на что он действительно способен. Уже весной 2004 года была опубликована его проблемная статья «Кризис либерализма в России», и с тех пор Ходорковский вырос в одного из крупнейших общественных деятелей и публицистов.

Его опыт не имеет аналогов в современной России. Этот человек повторяет судьбу величайших политзэков XX века. Он, безусловно, политический заключенный: недаром «Международная амнистия» присвоила Ходорковскому и его коллеге Платону Лебедеву статус узников совести. И недаром его как огня боится Путин, у которого год за годом удлиняется список кошмаров, но первым в этом списке по-прежнему числится Михаил Ходорковский.

На свободу он должен выйти осенью 2014 года, и очень хочется, чтобы это произошло как можно скорее или хотя бы точно в срок. Но минувшие годы ясно показали: пока Путин у власти, Ходорковский остается за решеткой. Для этого вошедшие в раж беззаконных расправ путинские опричники придумывают всё более абсурдные причины.

Как водится, юбиляра поздравят и записные либералы, которые участвуют в «Ходорковских чтениях» и разглагольствуют о реформах, о будущем России («свобода лучше, чем несвобода»?), продолжая активно сотрудничать с властью. Постыдное зрелище: «лучшие люди страны» поздравляют своего выдающегося современника, осужденного фактически на весь срок правления «нацлидера», и при этом находят оправдания существованию путинского режима! А ведь без прямого содействия этих людей режим долго не продержался бы. Делая вид, будто не знают формулы «один в Кремле — другой в тюрьме», они тоже выступают в роли тюремщиков Ходорковского.

В этом и состояла «ошибка гения», героя нашего времени. Он не предполагал, что официальные идеологи либерализма и флагманы российского бизнеса, которым по статусу вроде бы положено быть смелыми, гордыми и независимыми, будут безмолвно мириться с бандитским убожеством чекистской хунты.

В первой части своей жизни Ходорковский бросил вызов существующему экономическому порядку вещей, а теперь, став символом свободы, и политическому. Его потрясающая выдержка и твердая уверенность в своей исторической правоте приближают неминуемый крах режима.

Старинный девиз «За вашу и нашу свободу», провозглашенный в августе 1968 года и советскими диссидентами, сегодня обрел новое звучание. Россия никогда не станет свободной страной, пока Ходорковский и его товарищи находятся за решеткой. Их свобода — это наша свобода!

С днем рождения, Михаил Борисович!

Выборы для политзэков
garry_kasparov
На предстоящем заседании Координационного совета оппозиции предполагается рассмотреть вопрос о поддержке Алексея Навального на выборах мэра Москвы. В преддверии указанного заседания ряд членов КСО предложили принять решение о поддержке одновременно двух кандидатов: Алексея Навального в качестве кандидата на пост мэра Москвы и Геннадия Гудкова в качестве кандидата на пост губернатора Московской области. Для меня подобное "пакетное" решение категорически неприемлемо.

Мне уже много раз доводилось говорить и писать о том, что участие в имитационно-электоральных процедурах, которые именуются в путинской России "выборами", абсолютно бессмысленно. Участие в таких "выборах" не только не приближает нас к нашей главной цели — смене режима, но и, напротив, помогает действующей власти поддерживать видимость собственной легитимности.

Тем не менее, я, как член КСО, готов поддержать выдвижение Навального кандидатом в мэры Москвы. Разумеется, у меня нет никаких иллюзий относительно природы предстоящих "выборов", я отлично понимаю, что они будут точно таким же фарсом, как и любые другие путинско-чуровские "выборы". В данном случае определяющим для меня является принципиально иное обстоятельство: Алексей Навальный своей деятельностью нанес огромный ущерб имиджу коррупционной власти, и сейчас, в отместку, эта власть собирается сделать его очередным политзаключенным. Принимая решение о поддержке Навального на выборах, КСО тем самым поддержал бы его в противостоянии репрессивно-полицейской машине. По тем же соображениям я мог бы поддержать, допустим, кандидатуру Сергея Удальцова, также подвергающегося уголовному преследованию.

Одновременное же выдвижение Геннадия Гудкова кандидатом на пост губернатора Московской области будет означать, что КСО начинает рассматривать предстоящие "выборы" всерьез, как нечто, имеющее самостоятельную ценность, а не только как возможность поддержать товарища, попавшего в жернова политических репрессий. Поступать так — значит игнорировать очевидные политические реалии в условиях, когда в стране стремительно растет число политзаключенных, нелегитимная Дума регулярно принимает антиконституционные законодательные акты, уничтожающие остатки прав и свобод граждан, когда бессмысленность предстоящего 8 сентября мероприятия столь очевидна, что даже вполне лояльные к действующей власти фигуры отказываются от участия в нем.

Позволяя втягивать себя в псевдовыборы, КСО окончательно откажется от миссии формирования альтернативной легитимности, чем будет нанесен существенный ущерб протестному движению в России.

"Мы живем, под собою не чуя страны"
garry_kasparov
Известный публицист Евгений Ихлов, обычно пишущий весьма содержательные статьи стратегического толка, удивил своей недавней колонкой под заголовком "Ультиматум Пионтковского".

Автор критикует действия российских радикалов-"республиканцев", которые "просто поносят режим и слишком робких попутчиков протеста и туманно воспевают некий неопределенный взрыв протеста", а главное — "с какой яростью противники путинизма кидаются на системных либералов, и десятой доли того пафоса не достается черносотенному крылу партии власти". Хотя, по мнению Ихлова, для успеха революционного протеста "необходим союз между умеренными революционерами и внутривластной либеральной оппозицией". Поэтому российская революционная оппозиция должна "проявить нужную гибкость для привлечения попутчиков".

Чтобы подкрепить свою точку зрения, Ихлов вспоминает сюжет знаменитого фантастического романа Аксенова "Остров Крым", где Крым оказался этаким процветающим (и суперлиберальным) Русским Тайванем и где постепенно пришло к власти интеллигентское движение "Союз общей судьбы", выступающее за воссоединение с Большой Родиной — угрюмой Совдепией. По замыслу сосовцев, Советская Россия может качнуться либо к неосталинизму, либо к демократическим реформам, и свободный Крым призван сыграть роль гирьки, которая утянет весы истории в сторону либерализма. В романе все кончается плохо — коварной советской интервенцией…

"Но вся ирония истории в том, что жизнь как раз показала гениальность расчета Луча — вождя сосовцев, главреда "Крымского курьера" Андрея Лучникова, — пишет Ихлов. — Прошло всего несколько лет после выхода романа, и именно жестоко высмеянные Аксеновым латентные "системные" либералы… помогли свернуть СССР на путь демократических реформ. Только роль "Свободного Крыма", переборовшего 25 лет назад сталинистскую инерцию, сыграла "продажная" статусная интеллигенция, а также интеллигенция нестатусная, решившая пожить при рынке и многопартийности, попробовать себя при капитализме".

"Важно сохранить "Остров Крым" — очаг европеизма в России… Для интеллигентного русского европейца любой сценарий перемен должен прежде всего учитывать гарантии сохранения "Острова Крым". Сохранение любой ценой!" — этот бесспорный тезис автора, увы, обесценивается некорректностью сравнения нынешней политической ситуации в России с сюжетом романа "Остров Крым".

Впервые на моей недавней памяти Ихлов допустил (не знаю, умышленно или случайно) грубейшую смысловую подмену — фактически приравнял сегодняшних российских системных либералов к интеллигентам из романа "Остров Крым", не заметив фундаментального различия между ними:

системные либералы изначально являлись неотъемлемой частью ельцинско-путинского режима и активно участвовали в его создании! Они внутри системы, тогда как страдающая комплексом исторической вины мифическая аксеновская интеллигенция — вне ее.

Когда в основе логического построения лежит неверная предпосылка, все дальнейшие, сколь бы то ни было разумные, аргументы смело можно выкидывать в мусорную корзину…

Странно, что Ихлов прибегает к сомнительному сравнению российской общественно-политической реальности с литературным вымыслом, вместо того чтобы поискать уместные исторические аналогии.

Самая очевидная и напрашивающаяся из них — сталинский Советский Союз 1920–1930-х годов. На новом витке спирали исторического развития Россия идет абсолютно тем же путем. Конечно, законы формирования диктатур более-менее универсальны во все времена — что при Иване Грозном, что при Путине. Но в данном случае совпадения дошли уже до уровня кальки.

Правда, прежде чем проводить исторические параллели, надо избавиться от одного принципиального заблуждения. Долгое время системные либералы воспринимались лишь как "буржуазные спецы при большевиках". На самом деле это иллюзия: сислибы никогда не были буржуазными спецами — они всегда были частью правящей элиты, ее правым крылом.

Подобное крыло, бухаринское, было и в большевистской партии. Вспомним хотя бы судебный процесс над эсерами в 1922 году, вызвавший жестокую борьбу среди большевиков по вопросу о том, нужно или не нужно казнить подсудимых. Бухарин за кулисами всячески противился казни, но все-таки подчинился партийной дисциплине и произнес несколько речей с резкими нападками на эсеров. Потом он участвовал в гонениях на меньшевиков, которые в принципе были ему идейно очень близки. Но, в отличие от "врагов"-меньшевиков, бухаринцы были частью системы и многие годы входили в "корпорацию", пока нужда в них не отпала.

Сейчас Россия находится уже "в 30-х годах" — в финальной стадии перехода от однопартийной диктатуры к диктатуре одного человека. Это важный исторический момент.

Формирование личной диктатуры Путина идет полным ходом, в точности так же, как и в постленинском СССР, когда однопартийная большевистская диктатура в итоге превратилась в диктатуру одного человека — Сталина.

Поэтому история с допросами и вынужденной эмиграцией Сергея Гуриева, да и с системными либералами в целом, больше всего похожа на историю с партийной и военной элитой сталинской эпохи. Сислибы, как в свое время и большевистские бонзы, искренне считали, что репрессии — это лишь для врагов, а не для своих. Они ощущали себя хозяевами жизни, членами правящей "корпорации" и пребывали в уверенности, что законы истории для них не писаны и что их минует чаша фатальной исторической неизбежности.

Но… "продуман распорядок действий, и неотвратим конец пути". Процесс перехода от однопартийной диктатуры к диктатуре одного человека всегда сопровождается сменой кадрового состава. И всегда вместо интеллектуалов, востребованных на начальном этапе становления диктатуры, к власти в конце концов приходят цепные псы и мясники. Этой исторической закономерности никто не отменял.

Понятно, что сегодня репрессии имеют иной масштаб и характер, чем при сталинщине. Нынешняя информационная эпоха, так сказать, более вегетарианская. Неправедный суд, домашний арест или вынужденная эмиграция — это все-таки не расстрел. Но сам вектор развития, несомненно, тот же.

Замена правящего аппарата идет ударными темпами, и не факт, что всем отставникам удастся избежать гонений. И пусть ныне осуждают не "тройки", а суды — декоративность судебной системы очевидна. Все понимают, чего стоят суды и над Навальным, и над Ходорковским с Лебедевым, и над Pussy Riot, и над многими, многими другими… Как когда-то была декоративной сталинская Конституция 1936 года, так же декоративна и сегодня ельцинская Конституция 1993 года. Декоративны все инструменты власти, кроме личной диктатуры.

Естественно, что в эпоху открытого общества и Интернета дела "шьются" обвиняемым более изощренно, чем прежде. Но общее понимание, что обвинения заказаны сверху и состряпаны на скорую руку, делает ситуацию еще более омерзительной.

Поведение видных экономистов, уже много лет успешно обслуживающих путинскую мафию, удивительным образом напоминает поведение сталинских военачальников в конце 1930-х годов. Вызываемый на допросы Гуриев говорит, что у него нет претензий к Путину и Медведеву. Арестованный Блюхер и прочие командармы с комдивами (наподобие Котова из фильма "Утомленные солнцем") тоже твердили как заклинание: "Мне нечего бояться, за мной ничего нет. Товарищ Сталин разберется…"

    И это легко объяснимо, потому что они были и мыслили себя частью системы. Они ее энергично строили, и строили для себя, уничтожая многочисленных врагов. Но затем, на другом витке развития диктатуры, сами стали расходным материалом.

Вот и Гуриев вложился в строительство системы, поэтому он по-прежнему готов с ней сотрудничать, например, со следствием по делу Ходорковского. А ведь десять лет назад именно российские олигархи и системные либералы во главе с Чубайсом хладнокровно отдали Ходорковского на растерзание путинским опричникам. Тот слишком зарвался и всерьез угрожал даже не лично Путину, а всей насквозь коррумпированной системе, собираясь сделать "ЮКОС" по-западному прозрачной компанией. Ликвидацию этой угрозы олигархи и сислибы восприняли с явным облегчением: менять систему им было попросту невыгодно.

Правда, во время президентства Медведева (тоже, как выяснилось, декоративного) Гуриев с экспертной комиссией имел неосторожность дать отрицательное заключение по второму делу Ходорковского и Лебедева, усомнившись в законности и справедливости вынесенного им приговора. Тогда во власти шли свои внутренние игры: часть сислибов "противилась казни" и делала ставку на Медведева. Так и Бухарин со своими сторонниками когда-то надеялся сместить Сталина. Сходство персонажей поразительное: и те, и другие — типичные правые уклонисты! Близки они и по философии ("обогащайтесь"!), не имеющей никакого отношения к демократическим свободам. От силовой части властной верхушки их отличает лишь внешняя интеллектуальность и то, что впрямую они никогда не занимались палаческим ремеслом.

Но ставка на Медведева оказалась ложной. Личная диктатура его старшего товарища продолжала набирать силу в полном соответствии с необратимой исторической логикой.

В результате сегодня Ихлов советует противникам путинизма не кидаться с яростью на системных либералов, а гибко искать среди них попутчиков. А ведь у последних был исторический шанс в конце 2011 — начале 2012 года, но они им не воспользовались: это никак не входило в их повестку дня. И даже сейчас, когда вовсю идет смена кадрового состава власти, сислибы будут жалобно скулить, но не решатся выступить против системы, которую сами же создавали и которой они полностью обязаны своим благополучием.

Контора пишет
garry_kasparov

Меня часто спрашивают, помогает ли умение хорошо играть в шахматы в российской политической жизни. Обычно я отвечаю, что в шахматах фиксированные правила и непредсказуемый результат — в том же, что называется "российской политикой", всё ровно наоборот: результат предсказуем, а правила меняются постоянно.

На днях, когда г-н Сурков поведал миру, что "система победила оппозицию", Виктор Шендерович раскрыл читателям секреты этой победы, напомнив о своем замечательном тексте 1989 года "Как Антошкин и Колобов играли в шахматы". Действительно, и сегодня его "рассказик-то — как живехонький!"

Колобов семьдесят лет подряд побеждал Антошкина: тот "всегда играл черными и без ферзя", а когда "просился поиграть белыми и с ферзем, Колобов молча клал ему на лицо волосатую пятерню и сильно толкал", потом "забирал у него обе ладьи — одну правой рукой, а другую левой…" Кроме того, "если ход Антошкина Колобову не нравился, он бил его кулаком в лицо и велел делать другой", а сам "над ходами не думал, а ходил сразу, два раза подряд". В иных случаях "два колобовских приятеля брали Антошкина за руки, за ноги и били головой о стену" или "били ногами и унижали морально". А иногда "судья признавал его душевнобольным и сажал в психушку". И т.д. "И никак Антошкин не хотел смириться с тем, что Колобов играет сильнее".

До боли знакомая картина. Правда, есть и отличие — так сказать, ноу-хау нынешнего режима. Если раньше "игру" обеспечивали только "колобовские приятели" и "судьи", то современная "шахматная партия", протекающая на глазах у всего мира, породила еще одну важную категорию участников "матча века" — многочисленных комментаторов.

В среде российских системных либералов их выросла целая когорта: необходимо как- то подогревать зрительский интерес к "борьбе". И отовсюду слышится: "Смотрите, как интересно складывается партия!" или "И снова, несмотря на упорнейшее сопротивление Антошкина, побеждает наш бессменный лидер Колобов!"

Сейчас именно комментаторы играют ключевую и омерзительнейшую роль: без них Колобов и Ко — обычные конторские крысы и костоломы. А что взять с колобовских костоломов? В их головах во все эпохи было лишь по паре извилин, пересекающихся под прямым углом. Но сегодня вконец окрысившемуся Колобову мало просто "победы": он хочет, чтобы его принимали как интеллектуала в лучших домах Европы и Америки. "И, затаив дыхание от сладостной минуты, просит челядь позвать к себе Антошкина — померяться интеллектом".

На мутном потоке комментаторской лжи и держится правящий режим. И на возмущенные крики Антошкина: "Только что на этом месте стояла моя ладья!.. Позвольте, товарищ, у меня все ходы записаны!" у Колобова всегда наготове ответ: "Контора пишет".

Недавно я посмотрел новый фильм Тарантино "Джанго освобожденный", о временах рабства на американском Юге. В блестящей карикатурной панораме отъявленных негодяев и садистов особое отвращение вызывает поведение пожилого чернокожего слуги: он верно служит циничному и жестокому хозяину-рабовладельцу, изо всех сил стараясь сохранить рабство. Для него это — единственная среда, в которой он может жить. Такая вот невольная аналогия.


Удвоение ВВП
garry_kasparov
Причудливы изгибы журналистской судьбы. Еще недавно признанный телевизионный мэтр В.В. Познер доходчиво объяснял на примерах, какие поступки ставят журналиста вне журналистики. А на днях и сам блеснул профессиональным мастерством, озвучив десять вопросов В.В. Путину накануне его очередной "Прямой линии".

Это поистине вечные российские вопросы! Когда-то Путин признался иностранным журналистам в одиночестве: "После смерти Махатмы Ганди поговорить не с кем". Теперь, похоже, жизнь налаживается: у марафонского гребца на галерах наконец-то появился достойный собеседник.

Который почему-то не счел нужным опуститься с горных высот своего профессионализма до грубых приземленных вопросов — о взрывах домов в 1999 году и гибели подводной лодки "Курск", о взаимоотношениях с Березовским и дружках-миллиардерах из списка Forbes, о разгроме НТВ и "ЮКОСа", о трагедиях в "Норд-Осте" и Беслане, об убийствах Политковской и Литвиненко, о массовых фальсификациях на выборах, о деле Магнитского и антисиротском "законе подлецов", о делах Pussy Riot, Навального, Удальцова, "болотных узников" и о многом, многом другом, из чего складывается образ путинской России.

О том, что способность к мимикрии в крови у звезд российской журналистики, писал еще Андрей Пионтковский: "Телевизионная звезда Владимира Познера, взошедшая на телемостах в эпоху горбачевской перестройки и продолжавшая уверенно светить при Ельцине, достигла своего апогея именно в период путинского застоя… Можно не сомневаться, что и на телевидении свободной России мы увидим, как Познер с таким же сосредоточенным видом расспрашивает Навального или Удальцова о преступлениях кровавого путинского режима, сокрушенно покачивая головой: "Как же многого мы тогда не знали, сынок!"

А пока генерал эфира демонстрирует четко дозированное вольнодумство, иногда позволяя себе оговорки типа "госдуры" и не забывая апеллировать к верховному правителю. Невольно вспоминается тальковское: "Покажите мне такую страну, где славят тирана… где священник скрывает под рясой КГБ-шный погон…" А еще гайдаевское:

А пока генерал эфира демонстрирует четко дозированное вольнодумство, иногда позволяя себе оговорки типа "госдуры" и не забывая апеллировать к верховному правителю. Невольно вспоминается тальковское: "Покажите мне такую страну, где славят тирана… где священник скрывает под рясой КГБ-шный погон…" А еще гайдаевское:

"Это очень тяжелый участок работы!"


и "Всем сотрудникам КГБ срочно на выход!"



Режим разводок и имитаций. Один ВВП — в роли президента, другой ВВП — в роли журналиста. А если вглядеться — оба из одной конторы.

Удвоение ВВП.


Тандем кремлевских фрондеров
garry_kasparov
В преддверии суда над Алексеем Навальным на этом деле решили нажить политический капитал оппозиционеров олигарх Михаил Прохоров ("Про Навального") и экс-министр финансов Алексей Кудрин ("О деле Навального").

При этом оба трактуют уголовное преследование Навального в отрыве от нынешней общественно-политической реальности. Первый с показным энтузиазмом обличает "говорящую голову" СКР генерала Маркина, словно в нем — источник всех бед. Второй лицемерно печется об инвестиционном климате и делает вид, что именно "на этом примере еще раз будет проверено качество российского судопроизводства". Как будто в нашей стране существует независимая судебная система и суд, что районный кировский, что Верховный, способен вынести по этому резонансному делу самостоятельное решение!

Между тем политических заключенных в России прибывает с каждым днем, а число обворованных и неправедно осужденных предпринимателей уже просто зашкаливает. Прохоров поясняет: "Одни ушли на митинги, другие — их сажать. Некому заниматься скучными вещами, такими как честный суд…" И грозно возвещает: "Мы не присоединимся ни к каким разрушителям и построим нашу Россию, мировую Россию. С вами или без вас".

Спасибо за откровенность. Нашелся смельчак, готовый под чутким путинским руководством строить "нашу Россию" без Навального, Удальцова, Ходорковского… Но перед стартом столь грандиозного проекта нелишне вспомнить "кредитную историю" Прохорова-политика.

В июне 2011 года он внезапно возглавил партию "Правое дело", но в сентябре куда-то испарился. В декабре вдруг решил баллотироваться в президенты России и уже через 22 рабочих дня представил в Центризбирком 2,1 млн подписей! И без проблем был зарегистрирован кандидатом в президенты (тогда как, скажем, Явлинскому отказали в регистрации). А в марте 2012-го мгновенно признал итоги президентских выборов и… снова испарился, аж до самого октября!

Понятно, что этот человек-громоотвод выполняет ответственные "партийные" задания. Своего рода прогрессор многоразового пользования, приходящий в политику и уходящий из нее по путинскому свистку.

Что касается деятельности второго из новоявленных кремлевских фрондеров, то она уже много лет у всех на виду и потому вызывает куда больше конкретных вопросов. Например:

1. В декабре 2004 года, в разгар процесса над Михаилом Ходорковским, когда шел разгром "ЮКОСа" и требовалось срочно отобрать у законного собственника "Юганскнефтегаз", Кудрин занимал пост министра финансов и почему-то не выражал беспокойства, какое всё это "окажет воздействие на инвестиционный климат в России".

Как вы думаете, можно ли было без участия Минфина выдать многомиллиардный кредит на покупку "Юганскнефтегаза" фирме-однодневке "Байкалфинансгрупп" с уставным капиталом 10 тысяч рублей, зарегистрированной в Твери по подставному юридическому адресу?

2. В октябре 2008 года, когда Кудрин по-прежнему был министром финансов, Сергей Магнитский дал свидетельские показания о незаконной схеме возврата из бюджета НДС на сумму 5,4 млрд рублей (эти показания стоили Магнитскому жизни). Как сообщалось позже, по той же мошеннической схеме, разоблаченной Магнитским, те же самые люди в 2009–2010 годах вывели из бюджета России еще более 11 млрд рублей. И, судя по всему, подобная практика стала повсеместной.

Как вы думаете, возможны ли без участия министра финансов возвраты из бюджета таких астрономических сумм?

Ведь это не уровень районной налоговой инспекции! Такие деньги не могут уплыть из бюджета по велению второстепенного клерка. Нет сомнений, что преступники, укравшие миллиарды и убившие Магнитского, имели серьезную поддержку на самом верху. Именно поэтому "дело Магнитского" было замято, а после принятия в США "списка Магнитского" оно и вовсе стало главным вопросом российской внешней политики.

Вся мощь государства направлена на защиту очевидных воров и бандитов!

Общественности очень важно было бы знать, кто санкционировал возврат таких сумм, как происходило оформление "возвратных" финансовых документов и какова роль в этих аферах министра финансов и его подчиненных. Думаю также, господину Кудрину лучше многих известно, на какой "верх" может привести это дело.

Не удивляет, что и Прохоров, и Кудрин, говоря о деле Навального, ни сном ни духом не упоминают о роли Путина. Ведь их финансовое и политическое благополучие складывалось как раз в годы его правления. И сегодня они по долгу службы скрывают моральное уродство власти и разыгрывают святую невинность, критикуя "перегибы на местах". Хотя уже любому обывателю, не до конца зомбированному кремлевской пропагандой, очевидно, что подобные процессы возможны только по прямому указанию свыше.

Напомню, что системные либералы не оппозиция, а неотъемлемая часть правящей элиты, ее идеологическая стража, управленческая и финансово-экономическая опора. Тандем Прохоров — Кудрин пока верен Путину и старательно уводит общественный протест в безопасное русло, но волею истории вполне может стать и врагом Кремля.

Они именно потому и находятся рядом с правителем, чтобы успеть вовремя подхватить падающую власть. И, естественно, сохранить в России сложившийся на обломках СССР криминально-олигархический режим.

В этом их главная задача, и этому должна помешать реальная, а не "фейковая" оппозиция. Победить на честных выборах вожди сислибов, очевидно, не могут, а как будут проходить выборы под их контролем, все давно знают. Да и так ли уж незаменимы эти "проверенные кадры"? В России, я уверен, еще не перевелись ни таланты, ни честные профессионалы.

Настя Рыбаченко
garry_kasparov
Настя Рыбаченко, несмотря на свой юный возраст, настоящий ветеран протестного движения. Она пришла в оппозицию задолго до того, как кража миллионов голосов на жульнических «выборах» привела многих наших сограждан к пониманию того, что далее мириться с произволом невозможно. В протестных кругах Настя быстро заработала себе авторитет как организатор дерзких, креативных и смелых акций.

Для Насти, родившейся в год Августовского путча и распада СССР и не заставшей всех прелестей жизни в «социалистическом лагере», свобода — не просто ценность, для неё это абсолютно необходимое и естественное условие существования, как воздух или вода.

Именно таким как Настя, тем, чьи души не были искалечены шестерёнками советской системы, предстоит строить новую свободную Россию после того, как мы все вместе отправим путинский режим на свалку истории. Я уверен, что у них всё получится.

Парнасский оракул и марафонец
garry_kasparov
Припозднившись на пару дней с первоапрельской шуткой, сопредседатель "Парнаса" Борис Немцов обнародовал аж четыре "абсолютно разные" версии ответа на жгучий вопрос: "Когда уйдет Путин?" — библейско-мистическую, конституционную, историческую и сравнительную (Брежнев, Сталин). И с удивлением подытожил: "Все эти оценки без исключения!!! приводят к одному выводу: его не станет к 2024–2025 году. Главный вопрос для гражданских активистов, оппозиции и меня в том числе, что в этой фатальной безысходности делать нам??? Мой ответ: продолжать бороться!!! ...Если мы упорно и упрямо будем продолжать борьбу, он уйдет раньше. И это будет благо для России и всех нас…"

Конечно, подобные "методы оценки" вызывают улыбку. У Бориса Ефимовича хорошее чувство юмора. Да я и сам не чужд магии чисел, о чем напомнил еще 1 января: "Число 13 всегда было для меня счастливым, а год Змеи всегда был знаковым в отечественной истории с начала прошлого века. Так что, надеюсь, комбинация этих двух факторов в наступившем году должна принести нам удачу!"

Но числа числами, а жизнь богаче наших представлений о ней и каких-либо схем. Как сказал поэт: "Жалею вас, приверженцы фатальных дат и цифр…" Ни для кого не секрет, что плачевная экономическая ситуация, помноженная на неадекватность власти, может легко опрокинуть любое предсказание.

Поэтому странно слышать слова о "фатальной безысходности" из уст матерого оппозиционера, бесстрашного разоблачителя путинского ворья.

Тем более что сейчас "научных" прогнозов будущего как грязи, и чаще всего в их основе лежит не занимательная каббалистика, а холодный расчет. Буквально на следующий день после "парнасского оракула" выступил экс-министр финансов Алексей Кудрин, сыгравший в 1997 году ключевую роль в появлении Путина в коридорах федеральной власти. Вот о чем он поведал своим коллегам по Комитету гражданских инициатив: "По сути, мы проживаем важнейший и сложнейший исторический этап — переход страны к реальной демократии. Он может происходить быстрее и легче или длиннее и сложнее, но изменить этот тренд уже невозможно... Через какое-то время, возможно на это уйдет 15–20 лет, мы неизбежно перейдем к более сбалансированной общественной системе... Дело, за которое мы взялись, не делается за год. И, по прошествии года, можно сказать — мы даже не стайеры. Мы с вами — марафонцы. А дистанция только началась".

Оказывается, дело, начатое Гайдаром и Чубайсом 20 лет назад, живет и побеждает: системные либералы намерены продолжать свои "непопулярные реформы" еще 15–20 лет! После зимних колебаний 2011–2012 годов они сделали ставку на Путина, осознав, что иначе их ждет неминуемый крах. И привычно исполняют заученные роли в кремлевском театре марионеток, имитируя оппозиционность и создавая порождающие ложные надежды "либеральные обманки": то Медведев, то Прохоров, то Кудрин…

Приведенный фрагмент кудринского выступления еще раз ярко демонстрирует, что сислибы не оппозиция, а неотъемлемая часть правящего чекистского режима, его идеологическая стража, управленческая и финансово-экономическая опора.

На наших глазах вовсю раскручивается маховик репрессий, раздувается "болотное дело", продолжаются аресты, вот-вот появится очередной политзаключенный — Алексей Навальный, а они твердят про 15–20 переходных лет!

Как славно: за эти годы под иконами Гайдара и под чутким руководством Ясина и Гуриева могли бы вырасти новые поколения хозобслуги для президентской администрации и Газпрома. А первые ученики-финансисты усердно подмахивали бы и многомиллиардные кредиты подставным компаниям-однодневкам (наподобие "Байкалфинансгрупп"), и мошеннические возвраты из бюджета астрономических сумм НДС (по накатанной схеме, раскрытой Магнитским). "Мечты, мечты…"

Однако страна так долго не протянет: советская производственная инфраструктура предельно изношена, а другой наши "непопулярные реформаторы" не построили. Несмотря на кризис, мир динамично развивается, и, по всей видимости, в недалеком будущем российская экономика "трубы" вылетит в трубу.

В одном Кудрин прав: действительно начался "переход страны к реальной демократии" и "изменить этот тренд уже невозможно". Но переход случится, конечно, не в "2024–2025 году" и тем более не через "15–20 лет", а гораздо, гораздо раньше.

России, чтобы выжить как государству, неизбежно придется отторгнуть путинский режим и его архитекторов.

Поэтому наш неутомимый марафонец питерской закваски зря обнадежил своих коллег, что "дистанция только началась". Для них дистанция заканчивается. Вы уже на финише, господа-товарищи, и дыхание вам надо тренировать не к марафону, а к спринту.

?

Log in